КОНКУРС ИСПОЛНИТЕЛЕЙ НА СКРИПКЕ ИМЕНИ Н.А.ГОЛЬДЕНБЕРГА
 

Хроника

Гольденберг Н.А.

Стрижова-Гольденберг О.Н.

О проекте

Конкурс

   » История
   » Лауреаты
   » Конкурс-2007
   » Конкурс-2010
   » Конкурс-2013
   » Конкурс-2016
   » Конкурс-2019

Фотогалерея

РЕСУРСЫ

» Саратовский областной учебно-методический
центр

 

 

Лауреаты скрипичного конкурса им. Н.А. Гольденберга, 2019 г.
Дорогие друзья, следующий конкурс пройдет в 2022 году.

Саратовская государственная консерватория им. Л.В. Собинова

95 лет САРАТОВСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ КОНСЕРВАТОРИИ имени Л.В.Собинова.

21 октября 1912 (по старому стилю) была открыта Саратовская Императорского Русского Музыкального общества Алексеевская консерватория - третья (после Петербургской и Московской) консерватория в России.

Скрипичная школа Саратова (ХХ век).

Формирование и развитие профессиональной скрипичной школы Саратова в ХХ веке непосредственно связано с открывшейся в 1912 г. консерваторией и, в конечном счете, во многом определяется деятельностью её профессорско-преподавательского состава. Прошедшие 90 лет можно условно разделить на три периода, "размытыми" границами которых служит смена поколений педагогов.

Начальный период - это целая эпоха, которая ассоциируется с именами Ярослава Ярославовича Гаека и Викентия Викентиевича Зайца.

Я.Я.Гаек (1881 - 1919) - солист Пражского филармонического общества - "был приверженцем художественных традиций "Чешского квартета", в которых высокая культура ансамблевого музицирования сочеталась с благородным артистизмом, эмоциональной выразительностью, тонким ощущением звуковых красок". Он работал в Саратовском музыкальном училище, с 1904 г. - в квартете Саратовского отделения Императорского Русского Музыкального Общества, а с 1912 по 1919 - в консерватории.

В классе Гаека учились такие впоследствии известные музыканты как Заслуженный артист РФ, профессор Я.И.Рабинович, лауреат Государственной премии СССР, Народный артист СССР, профессор Д.М.Цыганов.

Викентий Викентиевич Зайц (1884 - 1963) проработал в консерватории около 50 лет. Он окончил Петербургскую консерваторию по классу скрипки Иоаннеса Налбандиана (ассистента Леопольда Ауэра), изучал школу Шевчика в Праге. C 1901 г. Зайц преподавал в Саратовском музыкальном училище, а с 1912 г. - в консерватории. Он играл в квартете саратовского отделения ИРМО партию скрипки, а затем альта.

За годы работы в консерватории Викентий Викентиевич вёл классы альта, скрипки, квартета, среди его учеников были и будущие педагоги кафедры: доцент Л.В.Зайц и профессор К.И.Бабаев.

В.В.Зайц занимался серьёзной научно-исследовательской работой. Им составлена "Карта развития скрипичных школ. (1936 - 1937 гг.), написаны: "Интонация" (1947 г), "Методика игры на скрипке" (1958 г). К сожалению, эти рукописи в библиотеке консерватории отсутствуют, но, вероятно, сохранились в семейном архиве. Будем надеяться, что возможность изучения наследия Викентия Викентиевича ещё представится.

Характеризуя данный период, следует отметить деятельность выдающегося исследователя в области методики и теории исполнительства, доктора искусствоведения, профессора Ленинградской консерватории Бориса Александровича Струве (1897 - 1947). В 1935 г. он был приглашен на должность заместителя директора и заведующего оркестровой кафедрой Саратовской консерватории. За время работы в Саратове Борис Александрович завершает свои труды "Пути начального развития юных скрипачей и виолончелистов" (1937 г), "Очерки по истории смычковых инструментов" (1938 г.), изучает проблемы эстрадного волнения, проводит многочисленные семинары для преподавателей консерватории на актуальные в то время темы, активизирует научную работу педагогов.

В 1941 г. в Саратов была эвакуирована Московская консерватория. С 1941 по 1943 г. здесь работали: один из создателей отечественной скрипичной школы профессор Лев Моисеевич Цейтлин, профессор Марк Ильич Ямпольский, бывший воспитанник Саратовской консерватории профессор Яков Ильич Рабинович, будущие профессора Юрий Исаевич Янкелевич и Борис Вульфович Беленький. Саратовские профессора и студенты получили не только возможность присутствия на уроках музыкальной элиты, но и счастье совместного музицирования. Так, студенческим симфоническим оркестром руководили профессора Григорий Арнольдович Столяров и Лео Морицевич Гинзбург, концертмейстером был Л.М.Цейтлин, его помощником - В.В.Зайц. В репертуаре оркестра были произведения Бородина, Глинки, Римского-Корсакова, Чайковского, Шостаковича. Совместно с профессорами студенты исполняли и камерные произведения (например, Квинтет Шостаковича - профессор А.Л.Иохелес, студенты Л.Фейгин, Н.Гольденберг, И.Делиникайтис, Я.Слободкин), играли в ансамбле скрипачей под руководством Л.М.Цейтлина.

Следующий период связан с приходом на кафедру Лидии Викентиевны Зайц (с 1943 по 1998г.), Наума Абрамовича Гольденберга (с 1950 по 1989г.), Константина Иосифовича Бабаева (с 1955 по 1975г.), Наталии Николаевны Токиной-Никоновой (с 1961 по 1988г.). Все они учились в Саратовском музыкальном училище. Бабаев, Гольденберг и Зайц окончили Московскую консерваторию, а Токина - Музыкально-педагогический институт им. Гнесиных.

Л.В.Зайц (23.12.1916 - 17.08.2000) получила прекрасную школу под руководством своего отца, совершенствовалась в классе К.Г.Мостраса. (Интересно, что у К.Г.Мостраса учился и К.И.Бабаев.) Отличная скрипачка, она была солисткой Саратовской филармонии, концертмейстером симфонического оркестра, выступала с камерным репертуаром.

Среди её многочисленных учеников - представители кафедры струнных инструментов СГК им. Л.В.Собинова: кандидат искусствоведения, доцент Н.Н.Токина, профессор, ныне заведующий кафедрой, А.Б.Григорьев.

Тематика теоретических работ Лидии Викентиевны сводится в основном к редакциям и исполнительским комментариям. Особый интерес представляет рукопись "Аннотация к произведению Моцарта Andante, Menuetto und Rondo из серенады N7 в обработке Ф.Давида". Всем известно Рондо Моцарта в обработке Крейслера, но практически мало кто знаком с первоисточником и, тем более, с обработкой трёх частей этой серенады Давидом. В данной работе мы находим историю создания произведения, сопоставление обработки Давида и оригинала, а в Рондо - обработки Давида и Крейслера, авторские каденции. Практическую ценность имеет и аннотация, переложение и редакция Концерта A-dur Вивальди. Сохранилась рецензия Т.Я.Сандлер на эту работу: "Автором освещены вопросы истории создания и исполнения одного из выдающихся произведений Вивальди, выполнены переложения для скрипки и фортепиано, в котором учтены особенности оркестровки. Редакция концерта вносит много нового в отношении штрихов, аппликатуры, динамики и, тем самым, раскрывает новые стороны музыки Вивальди, подсказывает пути её интерпретации".

Преподавательская деятельность К.И.Бабаева (2.06.1909 - 29.05.2001) связана с Алма-Атинской и Саратовской консерваториями, Донецким институтом искусств. Его многочисленные теоретические труды, хранящиеся в библиотеке СКГ, посвящены теме воспитания молодёжи, казахской скрипичной музыке, вопросам психологии. Актуальной представляется работа "Психологические предпосылки формирования музыканта-исполнителя", где анализируются взаимоотношения педагога и студента на первых уроках по специальности. Автор подчеркивает важность верно составленного учебного плана, придает большое значение слову в области воспитания и обучения. В педагогическом процессе важно не только "что" сказать, но и "как" сказать, отмечает Константин Иосифович. Он обращает внимание на необходимость учета психологической настроенности учащегося и "мудрого снятия в процессе всего лишнего, ненужного", призывает ставить задачи "на основе спокойного состояния духа ученика", приводит примеры путей обеспечения этого покоя.

Полезно знакомство с составленным Бабаевым сборником, объединившим ряд фрагментов из художественных произведений, где использованы широкие интервалы, предложены варианты их изучения.

В Саратовской консерватории работал выпускник Константина Иосифовича Заслуженный артист РФ С.Н.Терехов (с 1972 по 1975 и с 1979 по 1991 г.).

Значительный вклад в развитие истории и теории смычкового исполнительства внесла Н.Н.Токина (8.12.1925 - 18.12.1988). Она окончила Саратовское музыкальное училище (1940 - 1945), училась в Саратовской консерватории (1945 - 1948), продолжила высшее образование в Музыкально-педагогическом институте им. Гнесиных (1948 - 1952.) по классу скрипки Михаила Семёновича Блока, там же закончила аспирантуру.

За годы работы в СГК Токина вела классы скрипки, альта, квартета; читала курсы: "Методика", "История и теория смычкового исполнительства" (с 1962 г.), таким образом, все обучавшиеся с 1962 по 1988гг. в консерватории струнники являются её учениками.

Научно-исследовательские интересы Наталии Николаевны во многом, вероятно, были определены влиянием её замечательного педагога и теоретика М.С.Блока. В 1978 году Токина защитила кандидатскую диссертацию. Она впервые разработала научные обоснования типологии музыкантов - исполнителей, дала исторический обзор развития теоретических воззрений в области смычкового исполнительства. В диссертации был впервые применён метод комплексного исследования средств выразительности при сравнительном анализе исполнения выдающихся музыкантов. Здесь же впервые анализировались различия и общие черты в применении портаменто, штрихов, агогики. Наталия Николаевна исследовала вопросы психологии внимания, эволюции исполнительских стилей, пути формирования теоретических взглядов на сущность исполнительского творчества. Свободное владение немецким языком позволило ей сделать переводы ряда "Школ" зарубежных авторов. Практически все работы Токиной и поныне не утратили своей актуальности. Отбросив идеологическую шелуху, пытливый читатель найдёт в них много информации для размышления.

Скрипичная школа Н.А.Гольденберга (18.09.1918 (в документах ошибочно указан 1917 г.) - 13.12.1990) формировалась под руководством величайших музыкантов ХХ века - Л.М.Цейтлина, А.И.Ямпольского, Д.Ф.Ойстраха. Определённое влияние на его становление оказало и творческое общение с выдающимися дирижёрами, солистами, композиторами, выступавшими с Государственным симфоническим оркестром Союза ССР, в котором Гольденберг работал в студенческие годы. В 1946 г., наряду с исполнительской, он начинает свою педагогическую деятельность, продолжавшуюся более сорока лет.

Среди воспитанников Наума Абрамовича на кафедре струнных инструментов СГК в разное время работали и работают девять его выпускников: Заслуженный работник культуры Л.А.Соколова (с 1959 по 1962 г.), доценты Т.Я.Сандлер (с 1965 по 1989), Э.Н.Козлова (с 1969), Заслуженный артист РФ доцент В.И.Витман (с 1975 по 1991), доцент Т.В.Быкова (с 1975), Заслуженный работник культуры, доцент А.Н.Гольденберг (с 1978 по 1984 и с 1989 по настоящее время), Заслуженный артист РФ, профессор В.В.Шувалов (с 1989 по 2003), Заслуженный артист РФ, доцент А.Г.Маркина (с 1994), Народный артист доцент РФ Г.М.Кузьмин (с 2002).

Говоря о Гольденберге - педагоге, в первую очередь следует отметить то огромное значение, которое он придавал воспитанию навыков предслышания, предощущения, концентрации внимания, постоянного слухового контроля. Наум Абрамович нацеливал ученика на раскрытие художественного содержания произведения и выверенности "технических операций" для его воплощения. Он учил мыслить, часто цитировал слова А.Ауэра о том, что "если данное лицо не способно к тяжелому умственному труду и длительной сосредоточенности, то сложный путь к овладению столь трудным инструментом как скрипка, является простой потерей времени". Поразительное умение вызвать в ученике чувство свободы и радости музицирования сочетались на уроке с жесткими требованиями ритма, культуры звука, точности прочтения нотного текста.

Характеризуя игру студентов Гольденберга, Народная артистка СССР Вероника Дударова отмечала высокий профессионализм, хорошую техническую оснащённость, единую манеру игры, культуру исполнения, отличное звучание. В данном контексте примечателен отзыв членов жюри II Всероссийского конкурса музыкантов-исполнителей, где также подчёркивается высокая музыкальная и исполнительская культура его учеников, говорится о безукоризненной методической направленности, большой педагогической эрудиции, умении найти правильный подход к раскрытию индивидуальных качеств обучающихся. "Прекрасный музыкант, счастливо сочетающий качества серьёзного и вдумчивого педагога и воспитателя с яркими исполнительскими данными", - писал в 1960 году о своём выпускнике Д.Ф.Ойстрах.

Окончание второго периода относится к концу восьмидесятых годов: преждевременно уходят из жизни Н.Н.Токина, Т.Я.Сандлер, Н.А.Гольденберг, сокращает педагогическую нагрузку Л.В.Зайц. Начинается третий период, выходящий уже в следующее тысячелетие.

Рамки статьи не позволяют остановиться на преподавательской деятельности замечательной скрипачки Анны Михайловны Мандель, Заслуженного артиста РСФСР Марка Наумовича Реентовича, Татьяны Яковлевны Сандлер, других, лишь упомянутых, и не названных педагогов.

Завершая эскизный обзор скрипичной школы Саратова ХХ века, следует подчеркнуть преемственность музыкально-педагогических традиций Петербурга, Праги, Москвы, живыми носителями которых были Я.Я.Гаек, В.В.Зайц С.М.Козолупов, Н.Э.Цеделер, В.К.Бездельев, Л.В.Зайц, Н.А.Гольденберг, К.И.Бабаев, Н.Н.Токина, отметить достижения многочисленных выпускников кафедры струнных инструментов Саратовской государственной консерватории, успешно работающих не только в России, но и за её пределами.

А.Н.Гольденберг // ТРАДИЦИИ ХУДОЖЕСТВЕНОГО ОБРАЗОВАНИЯ И ВОСПИТАНИЯ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ. Саратов, 2004

 

Истоки саратовской скрипичной школы.

Саратовская скрипичная исполнительская школа занимает достойное место в отечественной культуре. История ее развития распадается на два периода, границей между которыми является такое важное событие в музыкальной жизни нашего города, как открытие консерватории. Если со дня ее основания до наших дней возможно выстроить довольно четкую линию скрипичной родословной, то предшествующий период пока не дает нам такой возможности, намечая лишь "пунктиры".

Начало формирования профессиональной скрипичной школы Саратова относится к 70-м годам XIX века. В 1873 г. открывается Саратовское отделение Русского музыкального общества (РМО), при нем организуются музыкальные классы, которые в 1895 г. преобразовываются в музыкальное училище. Появление железнодорожного сообщения с центром России (1871г.) способствовало активизации концертной жизни. В последней трети XIX - начале XX века саратовцы воочию знакомятся с искусством Генриха Венявского, Фердинанда Лауба, Леопольда Ауэра, Пабло Сарасате, Ене Хубайя, Яна Кубелика, Бронислава Губермана, Станислава Барцевича. Корреспондент "Саратовского листка" (1888, 29.11, N254) отмечал: "Кончился век любительских спектаклей, любительских музыкальных вечеров, век нашего музыкального детства".

Несомненно, чрезвычайно трудно провести четкую границу между этим самым любительским детством и дальнейшим отроческим становлением, тем более, что искусство иного любителя было подчас значительно выше игры профессионала. Вспомним князя Алексея Федоровича Львова (1798-1870), замечательного скрипача, композитора, педагога, в силу сословных предрассудков всячески подчеркивавшего, что он музыкант-любитель. Львов оказал огромное влияние на формирование русской скрипичной школы и, вероятно, Саратовской в том числе. Блестящий скрипач, обладавший, по отзывам современников, тоном необыкновенной красоты и силы, чистейшей интонацией и "в таком совершенстве декламации кантилен, какая до него не была слышна"[1], Львов принадлежал к перворазрядным художникам. Р.Шуман, слышавший его игру в квартете, писал: "Львов - редкий, исключительный артист... Его музыка так оригинальна, глубока, искренна, своеобразна, свежа, исходит как бы из иных сфер; очарованный слушатель невольно порабощается и хочет слушать без конца". "Он нас поистине восхитил своим прекрасным исполнением, музыкальными знаниями и образованием" - вторил Ф. Мендельсон-Бартольди [2].

Свои педагогические принципы Львов изложил в специальной работе "Советы начинающему играть на скрипке"[3], где отмечал "природную способность русских к музыке", рассматривал скрипку как эмоционально-выразительный инструмент, подчеркивая свое отрицательное отношение к бессодержательной и пустой "игре трудностями", важность индивидуального подхода, трудолюбия и упорства в работе.

В 1839 году он открывает на свои средства при Петербургской придворной певческой капелле музыкальные классы, где сам преподает игру на скрипке. Именно здесь проходит курс обучения будущий скрипач, дирижер и педагог Александр Алексеевич Мальков. Сопоставляя даты открытия Львовым классов и обучения Малькова в капелле (до 1847 года), можно смело предположить, что именно Львов является скрипичным наставником Малькова.

Александр Мальков родился в 1821 году. Вероятно, первые уроки музыки он получил под руководством своего отца Алексея Малькова, капельмейстера крепостного оркестра губернатора А.Д.Панчулидзева. Любопытно, что сын губернатора Александр был хорошим скрипачом и занимался у лучших педагогов Петербурга, брал уроки в Париже у Роде и Байо [4]. Не исключено, что он также оказал определенное влияние на музыкальное развитие своего тезки.

Но вернемся к фактам. По окончании курса обучения в Петербурге Александр Мальков возвратился в Саратов (1847 г.). Он участвует в организации оркестра и хоровой капеллы. Выступает как солист-скрипач и дирижер. Вероятно, уровень мастерства Малькова был высоким, так как имеются данные, что в 1871 году он исполнил трио Мендельсона d-moll с ассистентом профессора Санкт-Петербургской консерватории К.Ю.Давыдова виолончелистом А.Портеном и баварским "хорошим пианистом" Иосифом Вильгельмом Леграном [5]. Значительный авторитет Малькова среди российских музыкантов подтверждается и назначением его одним из четырех директоров Саратовского отделения РМО. Он участвовал в открытии музыкальных классов, где преподавал игру на скрипке. С 1882 г. он преподавал скрипку также и в духовной семинарии. В 1895 году Малькова не стало. Кто были его ученики, до какого времени он работал? Пока эти вопросы остаются без ответа.

Здесь намечается первая линия: русско-петербургская.

Далее в 1881-1884 годы директором музыкальных классов Саратова был скрипач, воспитанник Варшавской консерватории Л.И.Винярский [6]. Известно, что в 90-е годы он жил в Перми, где выступал в качестве дирижера с симфоническим оркестром Общественного собрания. Летние сезоны в Перми во времена Винярского приближались по репертуару к Павловским концертам времен Штрауса [7]. Умер Винярский в 1895 году... Польский штрих - без начала и конца.

Знакомясь с музыкальной жизнью Саратова XIX века, работой Саратовского отделения РМО, мы встречаем упоминание фамилий целого ряда замечательных скрипачей, практически совершенно неизвестных нашим современникам.

Василий Захарович Салин (1851-1907 гг.) - отличный скрипач, альтист и преподаватель. С его помощью в 1876 году РМО организовало несколько квартетных собраний. В их программу были включены квартеты Бетховена, Мендельсона, Шумана, Афанасьева ("Волга") и Анданте из первого квартета Чайковского [8]. В.З.Салин преподавал в музыкальных классах Саратова (1876г.), а в 1885-1893 гг. в Московской консерватории.

Первым скрипачом квартета РМО Саратова был Константин Николаевич Пушилов (1840-1897). Он концертировал в Петербурге, других городах России и завоевал широкую известность. С 1895 года преподавал в Саратовском музыкальном училище [9]. По воспоминаниям современников, его игра привлекала слушателей сочетанием качеств замечательного солиста и тонкого ансамблиста [10].

В.З.Салин и К.Н.Пушилов окончили Петербургскую консерваторию по классу скрипки Генриха Венявского. В историческом архиве Петербурга сохранилась составленная Венявским программа, датированная 1865 годом. В ней Пушилов и Салин названы в числе талантливых учеников. В их репертуаре Чакона Баха, Концерт Мендельсона (Салин), Концерт N22 a-moll Виотти, Фантазия Эрнста "Пират" (Пушилов) [11].

Романтическая, яркая, оригинальная индивидуальность Венявского во многом определила качества его педагогической системы. "В нем в классе сказывался великий артист, порывистый, увлекающийся, без выдержки, без систематичности... Само собой разумеется, что исполнение в классе трудных пассажей, а также меткие указания способов их исполнения имеют высокую цену, но чтобы воспользоваться советами такого великого артиста, нужно быть самому уже начинающим артистом. (Финдейзен) [12].

Как назвать эту вторую линию, идущую от поляка Венявского, с детства обучавшегося в Парижской консерватории (ученик Массара), первого профессора консерватории Петербурга? Польско-французско-петербургской?

В квартете Саратовского РМО в разные периоды партии первых скрипок исполняли выпускники Московской консерватории О.И.Чабан и Н.К.Авьерино. Оба они были лучшими учениками Ивана Войцеховича Гржимали, чеха, закончившего Пражскую консерваторию по классу Мильднера. В России Гржимали прославился как ансамблист, первый скрипач Московского квартета РМО. Как педагог он отличался "технологическим" уклоном. До сих пор в педагогической практике используются созданные им учебные пособия.

Как отмечают исследователи, "О.Чабан работал в Тамбове преподавателем и директором музыкального училища, затем, поселившись в Саратове, был педагогом местного училища, концертмейстером оперы и дирижером оркестра драматического театра" [13]. Н.Авьерино также преподавал в музыкальном училище Саратова (1900-1904 гг.).

Выкристаллизовывается следующая - чешско-московская линия.

Связь Саратова с чешской исполнительской и педагогической культурой получила дальнейшее развитие с приездом солиста Пражского филармонического общества Ярослава Гаека. Он работал в квартете РМО (1904г.), преподавал в Саратовском музыкальном училище класс скрипки и оркестровый класс, а в 1912-1919 гг. работал в консерватории. Музыкальное училище по классу скрипки Гаека закончили будущие профессора Московской консерватории Я.И.Рабинович и Д.М.Цыганов.

По словам Д.М.Цыганова, его учитель, приобретший у себя на родине некоторый опыт ансамблевой игры, "был приверженцем художественных традиций "Чешского квартета", в которых высокая культура ансамблевого музицирования сочеталась с благородным артистизмом, эмоциональной выразительностью, тонким ощущением звуковых красок" [14].

Следует отметить значительную роль в развитии музыкальной культуры уходящего XIX века деятельность губернского предводителя дворянства, скрипача, композитора Н.И.Бахметева, а также музыкального педагога О.К.Фритча, скрипача и дирижера А.Я.Чертовича, скрипачей А.А.Панаева, С.А.Жербинского. Изучение их скрипичной родословной - дело будущего.

Итак, ко второму десятилетию XX века в Саратове формируется довольно высокий уровень скрипичного исполнительства. А с открытием в 1912 г. консерватории начинается следующий этап развития профессионального скрипичного искусства, где преемственность поколений прослеживается до нашего времени практически непрерывно.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Ямпольский И. Русское скрипичное искусство. - М., 1951. С.214.
2. Там же. С.218.
3. Львов А.Ф. Советы начинающему играть на скрипке. - С.-Пб., 1859.
4. Ямпольский И. Указ. раб. С.158.
5. Евдокимов Я.К. Музыкальное прошлое Саратова // Из музыкального прошлого. - М., 1960. С.158.
6. Там же. С.183.
7. Майбурова Е.В. Музыкальная жизнь дореволюционной Перми. // Из музыкального прошлого. - М., 1960. С.114.
8. Евдокимов Я.К. Указ. раб. С.173.
9. Музыкальный энциклопедический словарь. - М., 1991. С.447.
10. Давидян Р. Квартетное искусство. - М.,1994. С.53.
11. Раабен Л. История русского и советского скрипичного искусства. - М., 1978. С.79.
12. Там же. С.78.
13. Московская консерватория. - М.,1966. С.146.
14. Давидян Р. Указ. раб. С.54.

А.Н.Гольденберг. ИСТОКИ САРАТОВСКОЙ СКРИПИЧНОЙ ШКОЛЫ. // Культура и искусство Поволжья. Саратов, 2002.

Вверх

 

Главная | О проекте | Конкурс | Фотогалерея
Copyright © 2006 Anna Goldenberg. All Rights Reserved.
 
Конкурс исполнителей на скрипке имени Н.А. Гольденберга